Открыть меню

Пластический хирург Ирина Василенко — о новых тенденциях и работе со звездами

— Ирина, что изменилось в пожеланиях женщин, приходящих в клинику пластической хирургии, за последние пять лет?

 — Лет пять-десять назад было модно закачивать в губы ботокс, увеличивать объем груди, чтобы это было заметно. А сейчас первое, что я слышу от каждого пациента, — сделать так, чтобы результат операции был максимально естественным и натуральным, не бросался в глаза. Спрос на импланты упал, предпочтение отдается таким процедурам, как липомоделирование или, по-другому, липофилинг, когда собственный жир из ненужных участков тела «пересаживается» в нужные — как правило, в грудь или ягодицы. Фигуры после таких операций получаются очень красивыми: тонкие талии, аккуратные бёдра, при этом округлые и женственные формы. Всё смотрится очень натурально. Также одна из самых модных операций на сегодня — это удаление комков Биша, небольших жировых образований в области щёк, которые есть у каждого человека. После вмешательства уходит одутловатость лица, становятся аккуратнее носогубные складки, подчеркиваются контуры скул. Тенденции современной пластики ориентированы на натуральность и естественность пропорций черт лица и фигуры.

— Какие сейчас самые популярные операции и безоперационные процедуры?

Из косметологических безоперационных малоинвазивных процедур очень популярен тредлифтинг — установка мезонитей на лице или на определенных участках тела. Процедура делается для того, чтобы подтянуть и укрепить кожу, устранить опущение тканей в зрелом возрасте. В нашей клинике мы таким способом проводим лифтинг бровей, скул, овала лица, подбираем живот и придаем упругости ягодицам. Из пластических операций, как я и отмечала, наибольшей популярностью пользуется липомоделирование. Сейчас с помощью пересадки собственного жира можно «нарисовать» кубики на животе, уменьшить талию, сократить объемы, сделать аккуратными надколенные жировые отложения, подтянуть внутреннюю поверхность бедра. Смотрится красиво и естественно. Пациенты очень довольны. Главное, что никаких инородных тел, никаких имплантов — всё своё, родное.

— Какие существуют направления в современной косметологии?

— Наверное, я бы разделила косметологию на уходовую и инъекционную. Часть пациентов в целом довольны своей внешностью и их устраивают уходовые процедуры: чистки, пилинги, фотоомоложение. Наука шагнула далеко вперед, и сейчас аппараты решают очень многие существенные проблемы, вопросы, с которыми мы не могли бороться еще лет пять назад. Например, ультразвуковой лифтинг лица, который даёт потрясающий резльтат, — уходят мелкие морщинки, выравнивается цвет, кожа приобретает тонус. А что касается инъекционной косметологии, здесь сейчас популярно объемное моделирование лица. С помощью гиалуроновой кислоты, современного «молодильного яблока», или того же липолифтинга мы добавляем необходимых объемов в тех местах, где идет так называемая скелетизация, где недостаточно пропорциональные черты, где истончается кожа и появляются преждевременные глубокие морщины.

— Существуют ли ограничения к пластическим операциям по медицинским показаниям?

Да, конечно! Есть ряд противопоказаний. Я об этом всегда пишу у себя на страничке в Instagram и обязательно проговариваю с пациентами. Нельзя проводить операции при острых соматических заболеваниях, во время беременности и в период лактации. В отдельную группу я бы включила людей с расстройствами нервной системы, пациентов со скрытой дисморфофобией, при которой человек чрезмерно обеспокоен и занят незначительным дефектом или особенностью своего тела, не принимает себя. Таким пациентам я отказываю в операции, поскольку результатом они заведомо будут не удовлетворены. Иногда их очень трудно распознать. Они проходят ряд хирургов, и умеют маскироваться. С такими пациентами приходится проводить больше времени на консультациях для того, чтобы разглядеть их скрытую психическую патологию. Естественно, это пациент психолога или психиатра, но не пациент пластического хирурга. Также к противопоказаниям относятся различные коллагенозы, склонность к коллоидным рубцам или гипертрофии. При таких нарушениях возникают проблемы рубцевания и заживления тканей после операции, возможно разрастание рубца. Всё это мы обязательно обсуждаем с пациентом, проводим профилактические меры, если человек всё же настаивает на операции. Также к противопоказаниям относятся любые жизненно-опасные состояния: артериальная гипертензия третьего типа, сахарный диабет,  нарушения гормонального фона, острые заболевания щитовидной железы, гипотериоз. На операции к нам приходят здоровые пациенты, и мы должны их отпустить не только красивыми, но и такими же здоровыми. Мы не должны им причинить вред. Самое главное правило в медицине, и пластическая хирургия здесь не исключение, — не навреди!

— Что в последнее время более популярно в ваших пациентов: пластическая хирургия или аппаратная косметология, на что больший спрос?

— Разные патологии решаются по-разному. В обеих сферах я наблюдаю большой спрос. Конечно, мы стараемся отдавать предпочтение косметологическим методам — и аппаратная косметология решает очень многие вопросы. Но когда речь идет, например, о таких отклонениях, как птоз (опущении века) второй или третьей степени, избыток кожи или  жировая липодистрофия (дефицит объема), тогда это приходится решать хирургическим вмешательством. Я разграничиваю пациентов для аппаратной косметологии и для пластики. Это абсолютно разные группы людей.

— Сейчас конец осени. Какие именно процедуры эффективнее делать именно в это время года?

— Отличный вопрос. Осень — это сезон пилингов и шлифовок. Мы снимаем верхний слой кожи до уровня дермы, шлифуем, устраняем такие проблемы, как глубокие поры, морщины, пигмент, сосудистая сеточка. Большинство процедур аппаратной косметологии я рекомендую делать только в холодное время года, когда кожа не подвержена влиянию ультрафиолетовых лучей, когда менее активны сальные железы. Например, мое любимое фотоомоложение на аппарате с технологией Multiplex делается только осенью-зимой.

— До сих пор ли «в моде» контурная пластика?

— Да, это до сих пор очень популярная процедура. К счастью, женщины хорошо подкованы в этом вопросе и точно понимают, какого результата они смогут добиться с помощью контурной пластики филлерами. Пациентки в теме. Это радует!

— В каких случаях вы отказываете пациенту в проведении операции или процедуры?

— Таких случаев довольно много. Во-первых, когда у человека слишком завышенные ожидания от операции. Я сразу объясняю, каким будет результат. Если я вижу перед собой юную девушку, которая хочет сделать себе грудь 4-5 размера и при этом еще ни разу не беременела и не кормила, а рядом с ней ее спонсор, я стараюсь отговорить. Достаточно жестко описываю осложнения, которые могут возникнуть, и советую обращаться к пластическому хирургу только после грудного вскармливания. Потом уже можно делать маммопластику или мастопексию. Отказываю в тех случаях, когда проблему можно решить косметологическими методами...  Отказываю в случае курения. У меня была пациентка на абдоминопластику (коррекция формы живота) и на подтяжку лица. Обе операции предполагают отслойку ткани и сильную кровопотерю. Так вот курение может негативно повлиять на исходный результат. Бросить вредную привычку надо как минимум за месяц до операции. У курильщиков ухудшается процесс кровоснабжения, возможны такие осложнения, как некроз, когда омертвляются значительные участки ткани. Если я чувствую запах табака, — серьезно разговариваю с пациентом. Ещё был случай, когда у женщины, которая уже практически лежала на операционном столе, началась обильная менструация. Ей было за 40. Я отказала в проведении операции и отправила на консультацию к гинекологу, чтобы исключить миому матки, гиперплазию эндометрия матки. Только после обследования взяла её обратно. Для меня первостепенно важно здоровье моего пациента и хорошая реабилитация после операции.

— Есть ли возрастные ограничения по проведению операций и процедур?

— Есть. У многих с возрастом появляются проблемы с сердцем, атеросклероз. Но если у пациента хорошие показатели крови, если после допплерографии мы исключаем тромбозы, если в норме результаты ЭКГ, флюорографии, я, конечно, не откажу такому человеку. Пациентам в возрасте я стараюсь проводить операции под местной анестезией, что минимизирует возможные осложнения.

— О каких процедурах, об их эффекте, вы знаете на личном опыте?

— О многих. В вопросах красоты я настоящий маньяк. Делала себе и ринопластику, и липоскульптуру, и различные омоложения лица. Я фанат этого всего и не скрываю. Если есть возможность улучшить внешность, почему бы ей не воспользоваться.

— Есть ли одно главное правило, которого вы придерживаетесь в пластической хирургии?

У меня не одно — у меня много таких правил! Наверное, основное — это услышать пациента, его пожелания, четко понять, чего он в действительности ожидает от той или иной операции. Вкусы у всех разные. Иногда человек сам точно не понимает, для чего он пришел в клинику. Надо быть немного психологом, чтобы уловить, каковы его цели. И в то же время донести, что есть вечные и общепринятые эталоны красоты, что главное - не переборщить, что любые изменения должны быть оправданы и гармоничны. Такая немного просветительская деятельность. Найти общий язык и не навредить — вот главное правило. Для меня крайне важно, чтобы пациент был удовлетворен конечным результатом.

— Есть ли у вас «звездные» клиентки?

— В нашу Клинику доктора Василенко обращается очень много звезд и медийных персон. Они нам доверяют самое важное — свое лицо. И остаются довольны результатом, становятся нашими постоянными пациентами, приходят снова и снова, чем я горжусь! У звезд очень мало времени на реабилитацию, они не могут долго лежать с синяками и отеками. Мы всё это учитываем! Недавно к нам приходила Ирина Хакамада. Мы поработали с ее лицом, сделали несколько процедур накануне предвыборной кампании. Кроме того, я лично занималась реабилитацией ее шеи после того, как ей некорректно установили нити. До этого Ирина обслуживалась исключительно в европейских клиниках. Мне лестно, что в России она отдала предпочтение именно мне. Также работаем с певицей Варварой — делаем инъекционные процедуры, нитевые подтяжки, тредлифтинг, контурную пластику.  Алика Смехова является нашей любимой гостьей. Хочу отметить, что у нее нет пластики лица — результатов мы добиваемся исключительно с помощью косметологии, проводим аппаратные процедуры, делаем инъекции ботулотоксина. Я очень довольна внешностью Алики. Безумно харизматичная женщина! Обожаю работать с Верой Брежневой — очень светлая и добрая девушка. Она приходила к нам на уходовые процедуры в косметологический кабинет. Мы всегда ее рады видеть и по-максимуму стараемся делать всё, что она любит.

 

 

 

Запись на прием on-line